Tags: образование

Апология «незнаек». Кто и как разрывает связь образования и науки в России

мгу


Георгий Малинецкий

На преподавателей, профессоров, студентов, их родителей, предпринимателей, значительную часть российского общества, имеющую отношение к высшему образованию (а таких у нас более 50 миллионов), большое впечатление произвело недавнее заявление Ольги Голодец. По мнению вице-премьера, курирующего социальную сферу в целом и образование в частности, "у нас есть просчитанный баланс: 65% — это люди, для которых не требуется высшее образование, и 35% — специалисты. В дальнейшем эта пропорция будет меняться в сторону увеличения доли специалистов, для которых не требуется высшее образование".

Многие мои коллеги видят в этом начало конца высшей школы России, дальнейшее сокращение числа преподавателей, очередные слияния и поглощения вузов, признание властью ненужности специалистов, которых готовят вузы страны. Многие восприняли это знаковое заявление как гром среди ясного неба. Но так ли это?

Этапы большого пути

Вероятно, коллеги, близко к сердцу принявшие заявление О.Ю. Голодец, пропустили предыдущие серии образовательного триллера, который показывают нам руководители отечественного образования в последние 20 лет. Вероятно, они не приняли всерьёз уже произведённые реформы либо подумали, что лучше не обращать на них внимания, поскольку ничего сделать всё равно нельзя.

Поэтому стоит напомнить краткое содержание предыдущих серий и основные достижения большой систематической работы по ликвидации высшей школы России.

Большой победой ликвидаторов стал переход к болонской системе. Навязывая её, руководители российского образования толковали, что "мы сделаем всё как в Европе" (есть в этом какая-то аналогия с киевским "майданом"), обеспечим признание российских дипломов в зарубежье, а также мобильность студентов, преподавателей, профессоров. Ради этого была разрушена отшлифованная десятилетиями советская система подготовки специалистов., которая позволила нашему народу резко повысить свой культурный и образовательный уровень, создать вторую экономику мира, добиться паритета в области стратегических вооружений с США, внести выдающийся вклад в мировую науку.

Появились у нас бакалавры и магистры. Думаю, сейчас уже всем понятно: бакалавриат не даёт высшего образования. Бакалавры не являются полноценными специалистами. Вы согласны пойти на приём к врачу-бакалавру, лететь на самолёте, который ведёт пилот-бакалавр или доверить детей учителям-бакалаврам? Думаю, что нет.

С магистратурой совсем беда. Сплошь и рядом в неё приходят люди с разных факультетов одного вуза или из разных вузов. Приведу наглядный пример из своей практики подготовки нанотехнологов в магистратуре. На первом занятии даю тест, чтобы выяснить, что знают, помнят и умеют поступившие в магистратуру. С грустью вижу, что почти никто не помнит и не может вывести сумму членов геометрической прогрессии, а это программа 9 класса. Когда пару лет назад парень из Танзании решил в ходе этого теста вчетверо больше задач, чем лучший российский магистр, сразу стало ясно: неладно что-то в нашем королевстве.

Collapse )

Евгений Онегин и его потомки

11

Реальная цель обучения за границей – это воспитание иностранца

Пробежал недавно слушок: чиновникам запретили учить детей за границей, а кто учит – велели вернуть. Тёмная история. Было и опровержение самого высокого уровня: не запрещали-де, это ошибка. Но похоже – запрещали, но довести до результата – смогли только в отношении чиновников невеликого ранга. Директор школы, где учится моя дочка, подумывал отправить сына в Венский университет, но сказал, что теперь им, госслужащим, это не велят. Впрочем, и отец, и сын легко смирились: не велят – так не велят, не больно-то хотелось.

А вот высшие и властные – похоже, не смирились и привычки менять не собираются: у них по-прежнему в обычае учить детей за границей. В Англии, главным образом. Третье сословие тоже старается, подтягивается. Бизнесмены средней руки, мои знакомые, тоже норовят дать отпрыскам «импортное» образование.

Зачем?

Чтобы потом работать? Где? Очевидно, там. Потому что ребёнок, воспитанный за границей, неизбежно впитает тамошние «язык и нравы». Нашу жизнь он знать не будет и ориентироваться в ней тоже будет с трудом, да и не захочет он ориентироваться, зачем ему себя ломать? Разговоры о том, что он освоит там что-то такое передовое, просветится западной мудростью и будет её тут применять на пользу нашего богоспасаемого отечества, – это уж, простите, маниловщина.

Кстати, я заметила: премногие изучают за границей юриспруденцию. А эта профессия совсем не космополитическая, а самая что ни наесть «почвенная», привязанная к праву своей страны. А они учат даже право иной правовой системы, вроде британского.

Делать бизнес за границей? Реальный бизнес за границей нашим не удаётся: там своим-то места мало.

Так что реальная цель обучения за границей – это воспитание иностранца. Чтоб жил потом там – в «отечестве сердца и воображения», как называли Францию некоторые наши соотечественники в XVIII веке. Только теперь «отечеством» стала для нас США и Англия.

Что же получается? Лучшие люди отечества, ну пускай не лучшие – просто самые сильные, властные и денежные - хотят, чтобы дети их жили не «в этой стране». Они могут пережёвывать на все лады сакраментальную тему «как нам обустроить Россию», могут принимать решения и постановления, проводить одну реформу за другой, болеть и радеть за то и это, но есть один лишь маленький штришок: их дети там, - и этот маленький фактик красноречивее всех слов. Кто и где дети т.н. элиты – очень поучительная информация. Потому что очевидно, что детям мы желаем самого лучшего в жизни. По тому, где дети тех, кто имеет большие, порой почти что неограниченные, возможности, видно, что в данном обществе считается лучшим и желанным. Маркс верно говорил: мораль господствующего класса – господствующая мораль. Вот она и господствует.

Откуда она берётся?

Collapse )

Поколение троечников: остановился ли научно-технический прогресс?

«Нынешнее состояние развития цивилизации и темп прогресса задали всем людям простой вопрос: "А готовы ли мы к тому миру, который сами создаём?". И каждая страна сегодня ищет ответ на этот вопрос, пытаясь не потерять своего места в новом, меняющемся мире, к приходу которого люди часто оказываются не готовы»

Гость студии - главный редактор издания «Журналистская правда» Сергей Загатин.
Ведущий - Алексей Анпилогов



Константин Семин. "Последний звонок" должен стать набатом.

Автор и ведущий программы «Агитпроп», фильмов «Биохимия предательства», «Империя добра» и «Планета Вавилон. Хроники великой рецессии» Константин Семин в студии канала «День» рассказывает о проекте «Последний звонок», своем отношении к новым назначениям в Министерстве образования, о том, куда может завести «китайский путь развития», и какими должны быть современные школьные учебники.

https://youtu.be/FPxoDrrwR68

Тот, кто контролирует систему образования, определяет будущее страны

образование

Георгий Малинецкий

На преподавателей, профессоров, студентов, их родителей, предпринимателей, значительную часть российского общества, имеющую отношение к высшему образованию (а таких у нас более 50 миллионов), большое впечатление произвело недавнее заявление Ольги Голодец.

По мнению вице-премьера, курирующего социальную сферу в целом и образование в частности: "У нас есть просчитанный баланс: 65% — это люди, для которых не требуется высшее образование, и 35% — специалисты. В дальнейшем эта пропорция будет меняться в сторону увеличения доли специалистов, для которых не требуется высшее образование".

Многие мои коллеги видят в этом начало конца высшей школы России, дальнейшие сокращения числа преподавателей, очередные слияния и поглощения вузов, признание властью ненужности специалистов, которых готовят вузы страны. Многие восприняли это знаковое заявление как гром среди ясного неба. Думаю, что они не правы, и постараюсь в этих заметках объяснить, почему.

Этапы большого пути

Вероятно, коллеги, близко к сердцу принявшие заявление О. Ю. Голодец, пропустили предыдущие серии образовательного триллера, который показывают нам руководители отечественного образования в последние 20 лет. Вероятно, они не приняли всерьез уже произведенные реформы либо подумали, что лучше не обращать на них внимания, поскольку ничего сделать все равно нельзя.

Поэтому стоит напомнить краткое содержание предыдущих серий и основные достижения большой систематической работы по ликвидации высшей школы России.

Большой победой ликвидаторов стал переход к болонской системе. Навязывая ее, руководители российского образования толковали, что «мы сделаем все, как в Европе» (есть в этом какая-то аналогия с киевским майданом…), обеспечим признание российских дипломов в зарубежье и мобильность студентов, преподавателей, профессоров. Ради этого была разрушена складывавшаяся и шлифовавшаяся десятилетиями советская система подготовки специалистов. Именно эта система позволила резко повысить культурный и образовательный уровень народа, создать вторую экономику мира, добиться паритета в области стратегических вооружений с США, внести выдающийся вклад в мировую науку.

Появились у нас бакалавры и магистры. Думаю, что сейчас почти всем понятно, что бакалавриат не дает высшего образования. Закончившие его не являются полноценными специалистами. Вы согласны пойти на прием к врачу-бакалавру, лететь на самолете, который ведет пилот-бакалавр, или доверить детей учителям-бакалаврам? Думаю, что нет. И почти все с вами согласны.

С магистратурой совсем беда. Сплошь и рядом в нее приходят люди с разных факультетов одного вуза или из разных вузов. Приведу наглядный пример из своей практики подготовки нанотехнологов в магистратуре. На первом занятии даю тест, чтобы выяснить, что знают, помнят и умеют поступившие в магистратуру. С грустью вижу, что почти никто не помнит и не может вывести сумму членов геометрической прогрессии (9-й класс). Но, а когда пару лет назад парень из Танзании решил в ходе этого теста вчетверо больше задач, чем наш лучший российский магистр, то сразу стало ясно — неладно что-то в нашем королевстве.

Но в целом ход с магистратурой сильный. Чтобы что-то ликвидировать, надо вначале его хорошенько испортить. И будет не так жалко выбрасывать испорченное, и протестов будет меньше.

Разваливать высшую школу России — дело нелегкое. Наш народ очень ценил и до сих пор ценит образование. Дать хорошее образование — сейчас главный императив российских родителей, верный способ позаботиться о будущем детей. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на тысячи ребят из младших классов, которых родители приводят на олимпиады, определяют в различные секции и кружки.

Collapse )

Болонская система противоречит духу классического образования

Почему Болонская система не подходит для России на её нынешнем этапе развития, а также почему против неё восстают старейшие университеты Европы рассказывает российский политический философ, политолог, член Изборского клуба Сергей Черняховский.



Татьяна Воеводина. ЗНАНИЯ - НАРОДУ!

учебники

Месяц назад моя дочка-старшеклассница сделала впечатляющее открытие. Она открыла… учебник. Антикварный, винтажный, бывший мой. Называется «Грамматика английского языка», авторы Качалова и Израилевич, Москва, Внешторгиздат, 1954 г.

Он уже в мою молодость был старым, держала я его как справочник.

Надобно было пройти десятилетиям, чтобы я поняла, как дивно прекрасен тот древний учебник. В нём простым языком, без наукообразной зауми, но и без развлекательных подмигиваний излагается вся, какая только существует, английская грамматика. Выучил этот учебник – и порядок: грамматику ты знаешь. Ни один школьный учебник, а также все учебники за все классы, взятые вместе, таким свойством не обладают. Нигде не излагается материал от и до. При гигантском количестве уроков, отводимых на иностранный язык, при том, что у дочки есть отдельный предмет «деловой английский», школьники не усваивают даже английской грамматики, которая вообще-то крайне проста. Нужны особые усилия, чтобы запутать её до того, что многие ученики просто боятся грамматики, как чего-то уму непостижимого. И то сказать: их учат по принципу «а вот бывает ещё вот это», «а вот такая случается конструкция». Понятна растерянность школяра: а сколько их ещё-то – этих мудростей? Вдруг на ЕГЭ ещё что-то неслыханное выплывет?

Похоже, это общий принцип современной педагогики: не давать никакой системы – только разрозненные факты. Может быть, система считается нудной, а полагается, чтобы любые сведения были развлекательны и прикольны? Чтобы никого не утрудить и не огорчить? Может, так… Дочка говорит мечтательно: «Вот переиздали бы твою Качалову – все бы выучили грамматику на раз».

А может, так всё и задумано? Ну, чтобы учить-учить – и ничему не выучить? А хочешь выучиться – иди к репетитору или запишись на один из тех мириадов курсов по подготовке к тому и этому, что расплодились, как опята на трухлявом пне.

Знания – самые обычные, рядовые – становятся чем-то почти эзотерическим, тайным, словно в Средние века. И, разумеется, платным. А коли так, может, вообще не посылать детей в школу? Многие и не посылают: число детей, находящихся на так называемом домашнем обучении, прогрессивно возрастает. Логично было бы раздавать родителям таких детей наличными те средства, которые отпущены казной на школьное обучение их отпрыска.

Collapse )

Медведев послал учителей заниматься бизнесом.

33

Премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев заявил, что учителя, недовольные своими зарплатами, могли бы сменить профессию или уйти в бизнес.

Казус произошёл на Всероссийском молодёжном образовательном форуме "Территория смыслов на Клязьме", где один из участников посетовал председателю правительства РФ на низкие доходы преподавателей. Дмитрий Медведев заметил, что самое главное. что учительство и преподавание - это личный выбор и призвание. «Я абсолютно уверен, что современный энергичный преподаватель способен не только получать ту заработную плату, которая ему положена по должностному расписанию, но и, ну, как-то, так сказать, еще что-то заработать. Во всяком случае, я, когда был молодым преподавателем на факультете, я просто много лекций читал, семинаров вел, и в общем и целом мне удавалось сводить концы с концами...А если хочется деньги зарабатывать — есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше. Тот же самый бизнес»


Ситуацию комментирует Олег Смолин, председатель Общероссийского общественного движения «Образование — для всех»:

Заявления председателя правительства меня глубоко разочаровали. Начнём с фактов. Я тоже, как и Дмитрий Анатольевич, работал преподавателем. Зарплата была не 90, а 140 с небольшим рублей. Через три года я был старшим преподавателем и зарабатывал 170 рублей, а через шесть лет я стал доцентом и получал в два раза больше средней зарплаты по стране. Кстати, на эту доцентскую зарплату я мог позволить себе купить две путёвки в санаторий Всероссийского общества слепых, причём, за полную стоимость, и билет до Краснодара. Сейчас моего товарища-доцента на заработную плату, наверное, можно на самолёте довезти от Томска до Челябинска, а дальше придётся высаживать.

Теперь по сути. Разумеется, я абсолютно согласен с тем, что преподавательская – не услуги, а призвание, служение. Но из этого не следует, что за работу не нужно платить. Работа офицера, в том числе, полиции – тоже служение, но за неё платят значительно больше, и хорошо, что прилично платят. И работа депутатов Парламента или членов Правительства – тем более служение, но за неё почему-то платят гигантские по российским меркам зарплаты. Будьте последовательны - отмените зарплаты для депутатов и членов Правительства.

Collapse )

Много вузов - мало дела

студенты

Татьяна Воеводина

В эти жаркие летние дни вчерашние школьники, отплясав на выпускных балах и получив на руки результаты ЕГЭ, дружно потянулись в вузы. Настолько дружно и массово, что можно патриотически возгордиться: мы – чемпионы по охвату населения высшим образованием. До такой степени чемпионы, что в публике назревает мысль: вузов у нас как-то того… чересчур много. И то сказать, в каждой подворотне, в каждой складке местности угнездился какой-нибудь финансово-культурологический или лингвистско-политологический университет. Каких только вузов не придумано за годы плюрализма и прав человека – и все находят свою клиентуру.

Был такой курьёзный случай. Я уж лет пять пишу на темы образования и его нелепостей, и вот как-то раз с чисто пародийными целями выдумала я такой вуз - «эколого-политологический университет»: мне казалось, что это очень забавное соположение. И что же? Иду я раз по улице, где-то, кажется, в районе Павелецкой, и вижу: он! Эколого-политологический. Я даже очки протёрла: уж не померещилось ли? Нет, всё так: эколого-политологический. И тут я принимаюсь идиотски хохотать - стою, смотрю на вывеску и хохочу. Наверное, меня приняли за сумасшедшую.

Сейчас уже и до начальства стало доходить: вузов и впрямь чересчур. Вот и Сергей Иванов, глава президентской администрации, около месяца назад, выступая в Петербургском университете, заявил: «Могу вам сказать открыто, я считаю, что в Российской Федерации слишком много вузов. Номинальных вузов». Он напомнил, что 94% получают высшее образование в России: «А кто сказал, что это хорошо? Я не уверен. Я уж не говорю о том, какое это образование по качеству».

Иванов посетовал, что есть немало вузов, которые «существуют только для того, чтобы выдавать диплом». «Сейчас, конечно, министерство образования стало наводить порядок, но проблема существует», — заключил он. Боюсь предполагать, что значит порядок по-министерски, но что в деле одипломливания населения мы заехали куда-то не в ту степь – это факт.

Чтобы выехать на верную дорогу, нужен в первую очередь прямой взгляд на вещи. Его, к сожалению, нет почти ни в чём.

Когда говорят, что институтов слишком много, то тут же торопливо добавляют что-то в том роде, что слишком много плохих вузов. А нам-де нужны хорошие. Любят приводить курьёзные примеры плохих вузов. Вот показали недавно по телевизору девицу, выпускницу какого-то то ли юридического, то ли экономического вуза. Ей задают вопрос: «Кто написал «Капитал»? – «Путин что ли?» - гадает девица. Считается, что эта картинка свидетельствует о крайне низком уровне подготовки девицы, а потому институт, где она училась, надо закрыть.

Collapse )

Почему гений советского образования не актуален в современной России?

макаренко

Вспомните, когда вы в последний раз слышали упоминание имени Макаренко? В связи с какой-нибудь серьёзной статьёй на тему о воспитании подрастающего поколения? В какой-либо публичной дискуссии о вопросах образования? Сомневаюсь. Скорее всего в обычном разговоре в ироническом контексте: мол, тоже мне, Макаренко нашёлся…

1988 год специальным решением ЮНЕСКО был объявлен годом Макаренко в связи с его 100-летним юбилеем. Тогда же были названы имена четырёх великих учителей, определивших способ педагогического мышления XX века – это А.С. Макаренко, Д. Дьюи, М. Монтессори и Г. Кершенштейнер.

Произведения Макаренко были переведены почти на все языки народов мира, а его главный труд – «Педагогическую поэму» (1935) – сравнивают с лучшими романами воспитания Ж.Ж. Руссо, И. Гёте, Л.Н. Толстого. Она также названа одной из десяти самых значительных книг по воспитанию XX века. Это ли не свидетельство международного уважения и признания заслуг?

А в России десять лет назад к 115-ой годовщине Макаренко было выпущено 10 000 экземпляров первого полного издания «Педагогической поэмы». Вы скажете, что за странный тираж для многомиллионной читающей страны? Однако издатели до сих пор ломают голову, как реализовать «непродаваемую» книгу.

Несовременно? Неактуально? Наверное, не осталось в педагогике нерешённых проблем, благовоспитанные девочки и мальчики послушно ходят в школу, а детская преступность на нуле?

Почти сто лет назад, оканчивая Полтавский учительский институт, Макаренко писал диплом на тему «Кризис современной педагогики». Кто возьмёт на себя смелость утверждать, что сейчас ситуация в корне изменилась?

Он был странным человеком, этот Макаренко. Проработав два года в нормальной школе, тихий, скромный учитель истории бросает всё и идёт работать директором колонии для несовершеннолетних преступников недалеко от Полтавы. Он руководил ею с 1920 до 1928 года и постигал педагогику перевоспитания в боевых условиях, как солдат на поле боя.

Что двигало этим человеком? Ведь было очевидно, что своим решительным поступком он ставит крест на спокойной размеренной жизни. Может быть, та самая активная жизненная позиция, о которой стало немодно говорить в последнее время?

Collapse )