Американский социолог: «Наша перестройка будет более кровавой»

сша

Андрей Фурсов

Журнал Time накануне признал Дональда Трампа человеком года. Между тем у него по-прежнему есть основания опасаться за свою жизнь, считает известный историк и философ Андрей Фурсов. В преддверии голосования выборщиков, которые должны утвердить Трампа, Андрей Фурсов рассказал, почему в США назрела своя «перестройка», как американские элиты строят города-ковчеги, чтобы бежать туда от кризиса, а у европейцев идет процесс уменьшения мозга, вследствие чего финал ЕС может быть трагичным.

«КЛАСТЕР РОТШИЛЬДОВ НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАН В ТОМ, ЧТОБЫ АМЕРИКАНСКИЕ БАНКИ И КОРПОРАЦИИ СЪЕЛИ ЗАПАДНУЮ ЕВРОПУ»

— Андрей Ильич, чьи интересы выражает избранный президент США Дональд Трамп? До инаугурации остался практически месяц, до голосования выборщиков — считанные дни, а для большинства этот «эксцентричный миллиардер», вскарабкавшийся на самую вершину мира, так и остается темной лошадкой.

— Есть несколько линий. Их можно проследить по статистике голосования в Соединенных Штатах. Согласно статистическим данным, за Дональда Трампа (первый президент США, который никогда не состоял на госслужбе, не занимался профессионально политикой — прим. ред.) проголосовало преимущественно белое население в возрасте за 40 лет. Цветное население, естественно, проголосовало за Хиллари Клинтон, меньшинства — как национальные, так и сексуальные — тоже голосовали за Клинтон, но к статистике выборов я вернусь чуть позже, а пока констатируем: несмотря ни на что, победил Трамп.

В Америке очень специфическая и очень недемократическая система голосования: голосует не народ — голосуют выборщики.19 декабря, как известно, они в количестве 538 человек соберутся для того, чтобы окончательно проголосовать за будущего хозяина Белого дома. Но ошибается тот, кто считает их голос решающим, поскольку за выборщиками тоже стоят определенные могущественные силы, и судьба президентства США, судьба премьер-министерства Англии и Франции решается не народом, а плутократиями. Внутри этих плутократий тоже существует множество групп, которые иногда ищут компромисса между собой, а иногда даже не затрудняют себя таким поиском и ведут открытую войну. В этом контексте ситуация, конечно же, поразительная: у Клинтон (официально) денег было в пять раз больше, за ней стояла вся банкстерская рать — и она проиграла! Это означает, что поддержка у Трампа была очень и очень мощной, и «трампы» Трампа (trump по-английски — «козырь» — прим. ред.) оказались круче, а сам он стал джокером в колоде кого-то очень серьезного.

В принципе, вся схема победы Дональда Трампа, как мы ее сейчас можем представить, очень напоминает Brexit. Накануне летнего референдума о выходе Соединенного королевства из Евросюза все тоже кричали, что это невозможно, что соцопросы свидетельствуют в пользу сторонников единой Европы, а закончилось все тем, что большинство проголосовало за выход Британии из ЕС. Та же самая модель — с Трампом. И это наводит на размышления о том, что мы имеем дело не со случайностью, а с довольно хитрой стратегией, в которой противника вначале приучают к удару слева, а потом неожиданно бьют справа и побеждают! Правда, побеждают не нокаутом, а по очкам, и то с небольшим преимуществом. Тем не менее итог один — победа.

В рамках той стратегии, о которой я говорю, вырисовывается достаточно изящная четырехходовка: Крым — миграционный кризис в Европе — Brexit — и наконец теперь — победа Трампа. Понятно, что это работает на определенную часть мировой верхушки, которая не хочет финансовой глобализации, не хочет, чтобы США съели Западную Европу. И в самой Америке есть определенная часть правящего слоя, которая стремится не к изоляционизму как таковому (для державы, которая числит себя в мировых лидерах, это невозможно), а к передышке: Соединенные Штаты перенапряглись, и им, как воздух, нужна передышка.

Эта передышка — для определенной части мировой верхушки и американской верхушки, которая входит в эту часть, о которой мы говорим. Интересы данного сектора мировой элиты и интересы белого среднего слоя, над которым вот-вот должны сомкнуться волны глобального финансового прогресса, в этой точке совпали, и результатом стала победа Трампа.

Collapse )

promo izborskiy_club november 21, 2016 22:00 1
Buy for 20 tokens
В Севастополе открылось региональное отделение Изборского клуба. В рамках сообщества интеллектуальные элиты страны оказывают огромное влияние на формирование патриотически ориентированной государственной политики во всех сферах. Теперь их деятельность расширилась ещё на один регион. Более 30…

Михаил Хазин: О разнице либерализма и традиционализма

Хазин

Демократия — это, как известно, власть демократов. А вот что такое либерализм? Если исходить из логики власти, изложенной в начале абзаца, то либерализм — это власть финансистов. И специфика этой власти определяет очень много важных черт современного либерализма.

В частности, в рамках традиционных ценностных моделей, нет особой проблемы с сохранением социальной стабильности общества. Собственно, практически любая традиционная система была исторически сформирована как своеобразные «правила общежития» на момент перехода от родоплеменного построения общества к городскому (государству). Как только появилось место, где люди были оторваны от своих родов (и, тем самым, от старейшин, которые должны были решать вопрос о разрешении индивидуальных и коллективных споров), такие правила неминуемо должны были появиться — и они появились. И с точки зрения их эффективности последующая легализация (в том числе — с апелляцией к богам) особого дополнительного эффекта уже не давала.

Но есть одна загвоздка. Дело в том, что никакая традиционная система ценностей не одобряет ростовщичества. По отношению к своим членам так точно. А потому — по мере роста влияния банкиров и финансистов, им понадобилась какая-то новая система построения социальной стабильности, причем — старую (то есть традиционные ценности) при этом необходимо было куда-то убрать.

Обращаю внимание, что само появление на первых ролях в обществе финансистов (читай — ростовщиков) стало возможным только потому, что Северная Европа попала в совершенно катастрофический экономический катаклизм («малый ледниковый период») в середине II тысячелетия нашей эры. Там просто не было выбора — нужно было быстро менять экономическую модель в пользу расширенного производства (чтобы можно было на юге менять на еду) и был сделан наиболее естественный шаг. Ну а потом — выяснилось, что новая (капиталистическая) модель дает ускоренное, по сравнению с феодализмом развитие и она стала активно расширяться естественным путем.

В результате увеличивалась и территория, на которой авторитет финансистов был велик, и сама их роль постоянно росла (потому что они контролировали перераспределение добавленной стоимости в экономике). И ограничения традиционных ценностей мешали им все сильнее и сильнее. В том числе и потому, что было совершенно невозможно легализовать на уровне общества их новый статус.

В качестве альтернативы «урезанной» (за счет отмены запрета на ростовщичество) традиционной ценностной базы был выбран либерализм, построенный на «свободе», понимаемой как право любого человека самому себе выбирать ценностную базу. Многим такой подход показался удобным, но у него есть один серьезный недостаток — он разрушает ту традиционную базу, на которой была построена социальная стабильность общества и государства. Нужна была новая база.

Collapse )

Информация и цивилизационный вызов России

pic_391799e5

Георгий Малинецкий: чтобы быть, мы должны найти свою систему ценностей, отличающую нас от других цивилизаций

Клод Шеннон, впервые употребивший термин «бит информации» считал, что нельзя решить всех нерешенных проблем лишь с помощью понятий «информация», «энтропия» и «избыточность». Отталкиваясь от этого утверждения, Дмитрий Перетолчин побеседовал с Георгием Геннадьевичем Малинецким, профессором, заведующим отделом Института прикладной математики имени В.П. Келдыша. Основной темой этой беседы стало рассмотрение информации как важного вызова цивилизации.

«ЗАВТРА». Не кажется ли вам необычным факт нахождения в одном ряду терминов «информация», «избыточность» и «энтропия»?

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. До середины ХХ века науки развивались следующим образом: каждая отрасль имела свой предмет, условно говоря, биологи занимались исключительно биологией. Однако позже стало очевидно, что многие методы одних наук будут действенны и для других (представьте, что некоторые математические модели могут быть применимы при изучении болезней иммунной системы) Отныне ученые должны были стараться видеть единое во многом. Так родилась кибернетика как первый междисциплинарный подход. Конечно, схожие ситуации можно наблюдать и в смене философских течений, однако диалектическая философия, отрицая предшествующие этапы, дает нам лишь представление о сути законов природы, но не о конкретных их реализациях.

Кибернетика же вводит вполне четкие законы: к примеру, понятия обратной связи и непосредственно информации. Последнее можно считать относительно простой для понимания вещью – двоичное кодирование всегда предполагает только два исхода: «1» или «0», «да» или «нет». Каждый такой исход – это и есть бит информации, который позволяет передавать сведения об объекте или ситуации. Иными словами, чем больше вопросов с однозначным ответом, тем точнее информация. Когда возникает необходимость информацию передавать, линии связи могут привести к ее искажению. На бытовом уровне это можно проиллюстрировать через понимание людьми друг друга. Возвращаясь к исходному посылу, отметим, что для максимально точной передачи сама информация должна быть избыточной. Это исключит моменты непонимания или ложных трактовок.

«ЗАВТРА». Полностью соглашусь с вами. Ведь мы не можем судить об информативности фразы, вырванной из контекста.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Именно поэтому люди, подхватившие данную мысль Шеннона о том, что информация находится абсолютно везде, стали считать кибернетику не столько наукой, сколько состоянием ума. Это неминуемо привело к гибели кибернетики вследствие ее дробления на частности. Но, согласитесь, в момент передачи информации мы не можем понять содержание битов – истинно оно или ложно, то есть нужно оно для нас или нет. А в рамках теории Шеннона это выглядит как простой факт передачи «нулей» и «единиц». Так и появляется один из основных вопросов: можно ли внести в понятие информации некий смысл.

«ЗАВТРА». Но ведь изначально кибернетика – это социальная наука. Информация мыслилась лишь как способ управления обществом. Минимальная возможность вероятности любого события – «1» или «0», больше может быть, конечно, но меньше – никогда.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. На эту тему есть анекдот. Студентка спрашивает у преподавателя: «Какова вероятность того, что вы выйдете на улицу и встретите динозавра?» Профессор отвечает: «½. Либо встречу, либо нет». Иными словами, для успешного восприятия информации нужны какие-то до-знания, предшествующие самому получению информации. К примеру, если для кода гораздо чаще встречаются «1», то именно «0» становятся информативными и значимыми. Это касается исключительно технических систем, но в тех областях, где смысловой компонент важен (а общество – именно такая область!) идеи кибернетики оказываются не до конца успешными.

«ЗАВТРА». Но ведь кибернетика только начиналась как социальная, но таковой не сложилась.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Именно так!

«ЗАВТРА». Продолжу мысль. Специалист Коннектикутского университета Петр Турчин, занимавшийся социальными вопросами, говорил, что именно в социальной среде революция пройдет в рамках междисциплинарных подходов. Это довольно сильно путает нас, потому что для нас социология ограничивается изучением гражданского общества и политической системы. А реальные принципы управления обществом, построенные, например, на идентификациях, нашими учеными оставлены в стороне. На личном примере – я изучаю историю Германии времен Второй Мировой войны и могу заявить, что основной социальной единицей, двигающей историю, является клан, то есть связанные родством люди. Однако ни в одном учебнике по социологии клан как социальная единица не выделяется (хотя и по сей день не только для Третьего Рейха он является основополагающим), более того – он даже не изучается. Да, социология в Америке имеет исключительно прикладной характер, но есть ли ценность в этом для нас?

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Полагаю, что да. ХХ век для нашей страны – век физики, химии и математики. И, отчасти, биологии. Щит и меч – создание бомбы, противоракетного оборудования… Интерес к биологии объясняется простым желанием жить долго и счастливо, и стоит отметить, что продолжительность жизни увеличилась в среднем на 6,5 лет. Теперь настало время подумать об обществе. И это логично: представим себе автоматизированный роботами мир будущего. А чем будем заниматься мы? Вспомните эксперимент с крысами, которым созданы были райские условия для жизни: идеальное питание, достаток территории… Быстро отойдя от размножения как основного рода деятельности, они создали ад – некоторые особи перестали обращать внимания на других, некоторые стали буквально «маньяками», убивая сородичей. Праздный мозг – мастерская дьявола. Психология, социология и науки, связанные с сущностью человека и общества – вот что станет главным в будущем.

Современная социология задает вопросы несведущим в той или иной области людям! Нас интересуют выборы в США, но мы не понимаем, какие команды или кланы стоят за спинами каждого из кандидатов. Информационный хаос – много слов, картинок, мнений, но нет непосредственно информации. Это сродни журчанию ручья, создающему настроение, – но не более того.

Социология, основанная на опросах, не имеет связи с реальностью, но лишь с индивидуальным мнением. Любой опрос слишком субъективен, и это ставит социологию в разряд лишь рождающейся науки. Потому и вопрос о том, что истинно для нас ценно, совершенно нетривиален.

«ЗАВТРА». С учетом огромного количества информации делить ее на «ценную» и «неценную» просто обязательно.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Нам повезло, что эти вопросы в 1985 задавал физик, экономист, биолог, профессор Дмитрий Сергеевич Чернавский, к сожалению, ушедший в этом году из жизни. Он говорил, что информация – это случайный запомненный выбор. Выбирая один вариант из нескольких предложенных, мы меняем реальность. Например, почему стрелки на часах движутся по часовой? Ведь были же такие модели, стрелка которых крутилась в обратную сторону. Так и всегда, мы находимся в постоянной ситуации выбора, но возьмем в качестве примера еще кое-что.

Ученые говорят, что Земля возможна в двух вариантах – полностью покрытая льдом (и отражающая солнечные лучи) или такая, какую имеем сейчас. И вот когда-то давно и произошел такой случайный выбор. Именно поэтому существенной информацией можно считать ту, которая помогает нам выжить, по мысли Дмитрия Сергеевича.

Еще ценность информации зависит от ее получателя. Книга, подаренная ее автору, как и данная для прочтения неосведомленному человеку, имеет нулевую ценность. В одном случае – нет открытия чего-то нового принципиально, в другом случае нет открытия вообще. Это порождает массу интересных вопросов: и как меняется ценность информации, и как мы ею пользуемся.

Люди являются носителями разных типов ценной информации, которая в определенных условиях помогает выжить, будь то владение иностранным языком или компьютером, вероисповедание и тому подобное. Дмитрий Сергеевич написал уравнения, показывающие, как меняется концентрация определенных типов информации, в которых есть два определяющих параметра. Первый из них – носители одной и той же информации могут либо конкурировать, либо поддерживать друг друга. Второй – степень отторжения чуждой нам информации. В рамках этой модели можно описать, например, языковые войны. Люди в большей степени учат языки, максимально распространенные в мире (китайский, испанский и английский). Если язык ограничен в сфере употребления в мире, то его изучение постепенно сокращается. Удивительно, но те или иные политические решения оказываются в куда меньшей степени значимы, чем, скажем, география или естественный процесс самоорганизации. В качестве примера можно сказать о языке науки: сперва все писали на латыни, потом – на немецком, сейчас основным языком научных статей, согласно индексу цитирования, является английский. Языковые войны в действии!

«ЗАВТРА». Да, с этим сопряжен и вопрос понятийного перевода, что до сих пор очень сложно для современного человека.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Да, языки – это важно, но ведь ценной информацией может быть цивилизационный выбор, проект будущего. Артемий Малков, аспирант нашего института, представил путь развития России – 2030, посчитав решения уравнения не для языков, а для смыслов и ценностей. Мы увидим (при отсутствии военного вмешательства на территории России), что Россия разбивается на несколько зон влияния. Японская (Курильские острова и Сахалин), китайская и англо-саксонская (зона влияния США). Если ничего не делать, то по данной математической модели мы видим, каким будет наше будущее. Вспомним Исламское Государство, отсылающее нас к Средневековью, деля людей на «верных» и «неверных». Оружием против такой идеологии может быть лишь другая идеология. А что мы можем противопоставить? Либерализм оказался несостоятельным. И мы сталкиваемся с тем, что представить в плане идеологии нам нечего.

«ЗАВТРА». Могу подтвердить это. Когда разница в имущественном положении 10% самых богатых и самых бедных людей страны достигает миллионов раз, то выясняется, что у них нет одинаковых целей, что ведет к развалу общества. И естественным образом мы придем к такому же логичному итогу.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Давайте обратимся к логике России. Мы удерживали 1/6 часть суши не военной силой. Мы предлагали свое видение будущего («Москва – третий Рим»), свой, более высокий стандарт отношений относительно шариата, более высокий уровень образования. Это позволяло говорить о единстве. Наши ценности отличались от ценностей других регионов, например, Западная Европа – каждый за себя, один Бог за всех; а у нас – идеалы соборности.

«ЗАВТРА». Есть статистическая выкладка. 88% активов находится в руках 127 000 человек в России, а это меньше 1%. Из этого следует, что, как только имущество концентрируется в руках очень маленькой группы людей, держать остальных можно только за счет диктатуры, и это становится естественным шагом развития. Экономическая платформа никогда не объединит общество, особенно капиталистическое.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Мы всегда были цивилизацией будущего. Даже при коммунизме люди знали, какое общество они хотят построить. А чего хотим мы сейчас, например, на Ближнем Востоке или на Донбассе? Советский Союз поддерживал развивающиеся страны в экономической борьбе, и это было правильно, сообразно с нашими смыслами и ценностями. Если мы примем западные ценности, то нас, скорее всего, не будет. Чтобы быть, мы должны найти свою систему ценностей, свою ценную информацию, отличающую нас от других цивилизаций.

«ЗАВТРА». А у вас есть хоть одно направление, которое бы формировало образ будущего для нас?

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ. Такой признак есть. Наше будущее рождается. С одной стороны – антикопирайт. Экономика дарения, иными словами. С другой – наше будущее определится последующим поколением, насколько оно будет лучше нас. Это и волонтёрское движение, и «прозрачный» мир. Последнее – практика критерия истины.

Беседовал Дмитрий ПЕРЕТОЛЧИН

Падение Пальмиры и победа в Алеппо: промежуточные итоги глобальной войны цивилизаций

pic_739625a1

Комментарует военный эксперт Виктор Баранец:

За падением Пальмиры стоят несколько причин. Главных здесь две – это отвратительная работа сирийской разведки и безалаберность сирийского Генерального штаба, который после взятия Пальмиры оставил для охраны этого большого города всего лишь два слабо обученных батальона. Потеря древнего города – это в некоторой степени и пощёчина нашим советникам, нашим разведывательным структурам, которые в качестве учителей работают непосредственно в боевых порядках сирийской армии.

Повлиял ли на пальмирское фиаско погодный фактор? Декабрь в Сирии славится пыльными бурями – это да. Что ни в коем случае не оправдывает сирийскую разведку, которая должна была перекрыть все дороги, ведущие к Пальмире, выставить блок-посты, и никакая погода на это не должна была влиять. Для беспилотников плохая видимость – это действительно фактор, который можно объективно учитывать, но тут и другой есть фактор. Несмотря на пыльные бури, колонны террористов стягивались к заданной точке под Пальмирой с разных направлений. Естественно, никакие погодные условия не могут быть оправданием того, что это не было предотвращено. Надо быть безжалостными и беспощадными к самим себе на сей счёт.

Но самое главное: печально, конечно, что жители Пальмиры видели, что их фактически некому защищать. 13 тысяч жителей снялись и за одну ночь покинули город, явно видя, что их охраняют очень слабые силы. Это серьёзный сирийский урок. И думаю, что на повестке дня сирийских событий он сейчас будет стоять под номером один.

Сегодня министр Лавров допустил, что атака боевиков на Пальмиру могла быть срежиссирована – и кивает в сторону США. Здесь не надо быть Дугиными и даже не надо быть Лавровым, чтобы увидеть совершенно очевидную вещь: долгое топтание американско-иракского войска под Мосулом (хотя операция в Мосуле должна была завершиться ко дню избрания нового президента США 8 ноября, этого не случилось). И после колоссальных людских потерь один из коридоров для выхода террористов из Мосула был открыт. И по этой самой дороге они как раз и подтянулись к Пальмире, где – это юному, зелёному лейтенанту понятно – формировался мощный террористический кулак. Но Мосул – это лишь одна страница этой книги. Нельзя забывать, что и под Раккой были прекращены боевые действия и был открыт коридор для того, чтобы террористы ушли оттуда. Подобное произошло ещё в ряде других городов. Таким образом, становится совершенно понятно, что действительно это всё было спланировано. Причём все боевики пришли к назначенному времени в назначенную точку – так хорошо было спланировано. Но тут удивляться нечему, потому что и в рядах террористов ИГИЛ, и «Джабхат ан-Нусры», и среди тех террористов, которые держались за Мосул, есть много высокообразованнх и много повоевавших офицеров. Они знают и тактику, и стратегию, были отличниками боевой и политической подготовки, обучались и в западных вузах, и в Советском Союзе в своё время учились.

Collapse )

Михаил Делягин: Бесправие труда — удавка для России

безработица

Незащищенность трудовых прав граждан России вошла в поговорку. Трудовой кодекс позволяет бизнесу не только платить зарплату ниже прожиточного минимума, но и запрещать забастовки, что привело к распространению голодовок: запретить калечить себя пока не додумались даже «взбесившиеся принтеры».

Категорический отказ в пользу захлебывающихся в роскоши чиновников от принятой во всем мире прогрессивной шкалы подоходного налога превратил Россию в налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных. Либеральные реформаторы создали уникальную регрессивную шкалу обложения оплаты труда: чем человек беднее, тем больше он должен отдавать. Богатейшие люди через индивидуальные предприятия могут платить 6% доходов, а с бедняков, в том числе живущих на зарплату ниже прожиточного минимума, государство требует 39% (из фонда оплаты труда забирается 30% соцвзносов, а с остатка — 13% подоходного налога).

Заведомо непосильный фискальный пресс уже вытолкнул в теневую сферу от 17 до 30 млн работников — и их исход продолжается. Они не платят налоги (что подрывает региональные и пенсионные бюджеты) и в принципе не могут защищать свои трудовые права.

Беззащитность трудящихся оборачивается низкими доходами — а значит, нехваткой спроса, тормозящей развитие страны. Массовая бедность, переходящая в нищету, ведет к деградации народа, исчезновению трудовой мотивации и не хуже либеральной реформы образования разрушает рабочую силу России.

Между тем ясно: оплата труда не может быть ниже реального (а не бесстыдно заниженного, как сейчас) прожиточного минимума, дифференцированного по регионам и крупным городам в зависимости от климата и уровня цен. Феномен «работающей нищеты», при котором полностью занятые получают меньше прожиточного минимума (что по сути означает их медленное умерщвление), недопустим.

Нужна уголовная ответственность за нарушение работодателем Трудового кодекса и заведомо ложное «стажерство», при котором молодежь берут на работу без оплаты (для «обучения в процессе работы», или «на испытательный срок», или «в порядке конкурса»), а потом выгоняют.

Collapse )

Николай Стариков: Мои впечатления от похода в «Ельцин-центр»

ельцин центр

Год назад во время поездки на Урал мне довелось побывать в «Ельцин-центре». По итогам я поделился впечатлениями в статье и видеороликах. Поскольку сегодня эта тема вновь вышла на передний план, думаю, что будет полезно ещё раз разместить этот материал.

В Екатеринбурге перед встречей с читателями я сходил в Ельцин-центр.

Каково мое отношение к Борису Николаевичу Ельцину?

Оно, мягко говоря, сложное.

С одной стороны, этот тот, кто в угоду своим амбициям, своей неприязни к Горбачеву и для своей карьеры уничтожил великую страну, что стало стартом неописуемого числа бедствий на огромном геополитическом пространстве. И эти беды далеко не закончены, и конца и края им не видно. Начало этому горю было положено в Беловежской пуще, где 8 декабря 1991 года три руководителя трех союзных республик «распустили СССР». Не имея на то НИКАКОГО законного права.

А ещё один предатель — Горбачев — с этим легко согласился.

Ельцин мог стать главой СССР, мог спасти страну, но предпочел разрушить ее, чтобы избавиться от Горбачева и стать удельным князьком в малой России. Стать им вместо того, чтобы стать «царем» в СССР-России, большой, монархической по своему духу, великой державе.

Все это с одной стороны. С другой – Ельцин нашел Путина. Нашел и назначил того, кто в невероятно сложной ситуации восстановил мощь державы. И за это назначение Ельцину можно многое простить. Многое, но не все.

Я не буду перечислять все минусы Ельцина, этот материал не об этом. Ельцин-центр – это попытка реабилитации и мифологизации не Бориса Ельцина, а того политического курса, разрушительного для России, который он проводил и олицетворял. Ельцин-центр – это скопище всех возможных либеральных мифов. Это Зазеркалье, где добро подается злом, а зло одевается в одежды добра.

И все это на потрясающем техническом уровне.

Само здание музея первого президента России огромно, сделано по последнему слову западного музейного формата, поэтому всю экспозицию вы осмотрите за один час. Все мерцает, блестит, разговаривает. Лично у меня создается впечатление, что намеренно создается формат клипового сознания. Нормально пройти, посмотреть, все прочитать в спокойной обстановке в таком музее невозможно, поскольку всего так много, что невозможно на чем-то одном сосредоточиться.

Первое, что вы видите на входе – Закон о создании Ельцин-Центра. Сейчас многие возмущаются, что в сложной экономической обстановке открыто малопонятное здание, стоимостью во многие миллиарды рублей. При этом либералы, которые все меряют «садиками» и пенсиями», отчего-то не предложили не строить Ельцин-центр и не пересчитали его стоимость в «пенсиях» и «садиках». Приехали, охали и ахали на его открытии. Это военный бюджет, с их точки зрения, России не нужен. Ельцин-центр нужен и очень.

Так вот для прояснения ситуации. Закон о создании Ельцин-центра был подписан президентом Д.А. Медведевым 13 мая 2008 года и называется он так: «О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий». Как видим, законная процедура была соблюдена и этот закон сначала ПОДДЕРЖАЛИ депутаты, затем сенаторы и только потом подписал президент Медведев. Сделано это было в мае 2008 года, когда цена на нефть била рекорды и к середине июля она дойдет до цифры 147$ за баррель. А потом будет 08.08.2008 и в ответ на защиту Россией своих интересов Запад начнет экономический и политический кризис, который продолжается до сих пор.

Collapse )

Александр Нотин: Пункт назначения — 2018

нотин

После успешных для Кремля парламентских выборов и создания в Госдуме несокрушимого конституционного большинства правящая элита фактически запустила обратный отсчет времени, имея в виду решающий для нее 2018 год. Отныне всё, каждый шаг и чих, совершаемый в публичном пространстве, будет иметь своим смыслом, скрытым или явным, а равно и своим целеполаганием, переизбрание Владимира Путина на очередной шестилетний срок. Уже сейчас в этом контексте просматриваются основные магистральные вехи: антикоррупционные посадки на небывало высоком административном уровне, выше которого разве что премьер и вице-премьер… Или – о, ужас! – ближайшее окружение Самого. Принятие сразу нескольких национальных стратегий – оборонительной, информационной и т.д. Как всегда, неожиданные, в духе спецслужб, кадровые назначения, сотрясающие самые верхи власти. Главное в этом – смена главы Минобра (ранее неприкасаемая величина) и верхушки Администрации президента. В общем, как говорится, лёд тронулся, господа присяжные заседатели. Скрипя всеми своими моховиками и шестернями, громоздкое и местами несуразная политическая надстройка России пытается набрать ход, беря курс на осень 2018 года. Попробуем как бы со стороны, взглядом нейтрального, но небезразличного наблюдателя оценить основные «за» и «против» сложившейся на сегодня перспективы.

Больше всего смущает и угнетает искреннее державно-патриотическое сознание тот не для всех очевидный факт, что современная элита России, находясь в фазе критической деградации, на глазах теряет остатки своего влияния на, так сказать, широкие народные слои. Сама себя она может утешать и обманывать, сколько захочет. Как из рога изобилия сыплются всё новые и новые симулякры, имитирующие «единство власти и народа»: системные партии, партии-карапузы, фронты, форумы и единодушия и иже с ними… Картина праздничная, шумная – как на ярмарке. В небе висят разноцветные воздушные шары, имитирующие это самое единодушие, но они так же далеки от реального социального наполнения, как и настоящий воздушный шар далёк от наполнения чем-либо иным, кроме гелия. Да и тот легче воздуха!

Эклектичная и идейно обездвиженная российская элита, пытающаяся примирить олигархов с трудящимися, а Москву с регионами, всё больше капсулируется и впадает в самообольщение. Охотников же под эту дудку попилить бюджет, сплясать вприсядку перед начальством на Руси всегда с избытком. И сейчас в них недостатка нет. Беда в том, что народ, как бы его ни презирали, остается субъектом исторического действия, и ему, по правде сказать, безразличны ужимки и прыжки тонюсенькой прослойки бюрократов, казнокрадов и прочих жирных котов. Если народ молчит, то, как учит история (правда, не все внимают ее урокам), это не означает, что он смирился. Чаще всего это означает, что он размышляет, сосредотачивается и готовится что-то сделать. Collapse )

Андрей Фурсов: США как Римская империя эпохи Траяна

Интервью Андрея Фурсова российскому журналисту Сергею Иезуитову. Рим, 24 ноября 2016 г. Победа Трампа, настоящее устройство мировой элиты, как смещают неугодных президентов, будущее США и мировой системы.



Губернатор Брянской области Александр Богомаз встретился с делегацией Изборского клуба

348-696x418

9 декабря состоялась встреча Губернатора Брянской области Александра Богомаза с делегацией Изборского клуба.

В Брянск по приглашению главы региона приехали председатель Изборского клуба, писатель, главный редактор газеты «Завтра», общественный деятель Александр Проханов, ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН, советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции Сергей Глазьев, первый заместитель председателя Изборского клуба, публицист, общественный деятель, руководитель аналитического центра «Копье Пересвета» Олег Розанов, экономист, действительный член Международной академии корпоративного управления, председатель правления Российского торгово-финансового союза, директор Центра проблем управления крупными социально-экономическими системами Международного научно-исследовательского института проблем управления Сергей Батчиков, публицист, пресс-секретарь Изборского клуба Екатерина Глушик, экономист, аналитик, общественный и политический деятель, академик РАЕН, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, эксперт Изборского клуба, финансовый аналитик, экономист, кандидат экономических наук, вице-президент и первый заместитель исполнительного директора Российского общества дружбы с Кубой Руслан Захаров, арт-директор журнала «Изборский клуб» Василий Проханов, эксперт по Китаю и Японии, политолог, профессор Российского университета дружбы народов Юрий Тавровский, политолог, общественный деятель, член Изборского клуба Георгий Филимонов, председатель Брянского регионального отделения Изборского клуба, историк, издатель Сергей Ушкалов, постоянный член Изборского клуба Владимир Рыбаков.

В мероприятии также приняли участие председатель Брянской областной Думы Владимир Попков, главный федеральный инспектор по Брянской области Леонид Соломатин, заместители Губернатора Юрий Филипенко и Александр Коробко.

Гости посмотрели фильм о развитии региона в области промышленности, сельского хозяйства, социальной сферы, а Губернатор комментировал отдельные кадры. Так, Александр Богомаз обратил внимание Александра Проханова и Сергея Глазьева на работу комбайна совместного производства ОАО «Гомсельмаш» и СП «Брянсксельмаш», который ничем не уступает импортным аналогам, «а поля какие чистые, как на Кубани!».

В результате эффективного взаимодействия Правительства Брянской области с депутатским корпусом, органами местного самоуправления, бизнес-сообществом на протяжении последних двух лет обеспечивается устойчивый рост во всех основных секторах экономики.

Промышленность является «якорным» сектором экономики региона. Ее доля в валовом региональном продукте превышает 20 процентов. В 2015 году по индексу промышленного производства Брянская область заняла 1 место в Центральном Федеральном округе. Индекс промышленного производства составил 113,3 процента. Индекс промышленного производства по итогам 9 месяцев этого года составил 110 процентов, это также второе место в ЦФО.

Collapse )

Выборы в Приднестровье

приднестровье

Комментирует Игорь Шишкин, историк, публицист, заместитель директора Института стран СНГ:

Результаты президентских выборов в ПМР означают, что программу и повестку дня, которую предложил победитель – Вадим Красносельский, – поддержало большинство населения Приднестровья. Ничего более, но и не менее. Налицо факт демократического волеизъявления. А мы должны знать, что Приднестровье является, наверное, на постсоветском пространстве той республикой, в которой наиболее полно воплощена идея не демократии вообще – демократии для демократов, – а демократии как власти народа.

В ПМР сложилась хорошая традиция: все ключевые вопросы жизни государства решаются через референдум, через народное волеизъявление. Поэтому голосование там – это всегда очень и очень сознательный выбор. Люди привыкли самостоятельно решать свою судьбу. Сначала они в 90-е годы с оружием в руках отстояли свободу, а затем строили в тяжелейших условиях уникальную приднестровскую государственность, в которой три этнические общины – русские, украинцы и молдаване – смогли построить единую страну, в котором нет межнациональных проблем. Конечно, идеального общества в принципе не бывает. Но на фоне того, что происходило на всей территории бывшего Советского Союза, где везде и всюду начиналось стравливание различных этнических групп друг с другом, деление людей на первые и вторые сорта – Приднестровье смотрится прекрасно.

Тому, что один из кандидатов избран с таким отрывом, можно только порадоваться. Это означает, что никому не удастся использовать выборы для дестабилизации ситуации в Приднестровье – а желающих дестабилизировать ситуацию в ПМР во внешнем мире более чем достаточно. Если бы разрыв был в 2-3%, то, конечно же, попытались бы раскачать лодку. Сохранение стабильности – важный результат этих выборов.

Интересно, что Вадиму Красносельскому в 2012 году ЕС запретил въезд на свою территорию. Впрочем, не стоит представлять дело так, что, раз его в своё время ЕС осудил, то это уже означает, что ничего предосудительного для нас новый президент не совершит. Важнее то, что независимая политика Приднестровья, ориентированная на Россию, определяется волей граждан Приднестровья. А они решили, что в данный момент лучше всех выражать эту волю будет избранный президент Приднестровья. Эти акценты очень важны. У нас часто начинают думать, что если кого-то осудили на Западе, то он автоматически «наш». Дело не в этом. Дело в той политической, цивилизационной воле, которую проявляло и проявляет население ПМР. И раз оно избрало Красносельского, значит, народ считает его пригодным – а на месте, естественно, виднее, там Вадима Николаевича давным-давно знают в реальных делах. Это не человек со стороны и не кот в мешке. Народ убеждён, что его цивилизационный и геополитический выбор именно Красносельский сможет наиболее эффективно реализовывать в настоящих условиях независимо от того, осудил когда-то его ЕС или не осудил. Хотя это, конечно, тоже показательный факт, но не определяющий. Определяющее здесь – воля народа.

Вадим Красносельский обладает орденами и медалями «За личное мужество», «За боевые заслуги». Это вещи важные, это очень о многом говорит применительно к человеку, который сейчас будет возглавлять Приднестровье. Много говорит и то, что с 1993 года он служит в милиции Приднестровья и никогда из Приднестровья не выезжал. А это означает, что он всегда был на передовой борьбы за Приднестровья. Здесь важно подчеркнуть – речь идёт не только о независимости, а о борьбе за право населения Приднестровья быть самими собой и самим распоряжаться своей судьбой. Именно это разделило в своё время берега Днестра, разделило единую Молдавскую республику на нынешнюю Молдову и Приднестровскую Молдавскую Республику. Население Приднестровья отказалось признать тот выбор, которое сделало, кстати, меньшинство в Кишинёве. Тирасполь не отказался от русского языка, от своей природной участи как органичной части Русского мира. Вот за этот выбор все эти годы и боролся нынешний президент.

Collapse )