izborskiy_club (izborskiy_club) wrote,
izborskiy_club
izborskiy_club

О критике плана Глазьева и кредитном откровении Костина

rabkor.ru_2015-10-26_08-44-43

Иван Лизан

Бесконечные разговоры и обсуждения необходимости фундаментальных изменений в экономической политике Российской Федерации, сталкиваясь с полным безразличием российских элит, не приводят к пересмотру экономического курса страны, а лишь поднимают волны шума в информационном пространстве. Эксперты могут сколько угодно заседать на экономических форумах, составлять планы экономических преобразований, препарировать отечественную экономику, но их речи никого не интересуют.

Всё дело в том, что элитам объективно невыгодны экономические преобразования, мало того, они не понимают, почему нужно что-либо менять. И даже если они сами об этом говорят, нет ни малейших оснований думать, будто они относятся всерьез к подобным перспективам. По крайней мере, от слов к делу переходить никто не собирается.

Недавнее заявление главы «ВТБ Капитал» Андрея Костина о бессмысленности кредитования малого и среднего бизнеса в России вызвало справедливую критику общественности, которая свелась к отсылкам к заявлениям руководства страны о важности развития предпринимательства в России.

С позиции Костина, представляющего интересы торгового и финансового капиталов России, кредитование малого и среднего бизнеса в РФ действительно не имеет никакого значения, так как коммерчески невыгодно.

Торговому капиталу, как понятно из названия, выгодно торговать, и объект торговли имеет второстепенное значение: в Российской империи торговали преимущественно пушниной, зерном, сталью, древесиной и пенькой. В Российской Федерации торгуют зерном, нефтью и газом. Подавляющее большинство экспорта и, соответственно, поступлений в бюджет обеспечивает нефтегазовый сектор. Экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью незначителен.

Финансовому капиталу, естественно, выгодно не производить и не торговать, а заниматься финансовыми спекуляциями на Московской бирже, играя против рубля, о чём неоднократно говорил Сергей Глазьев. Кроме того, ранее было очень выгодно брать дешевые деньги на Западе в форме кредитов. Деньги дешёвые, так как на Западе кризис перенакопления — денег больше, чем сфер, где их можно приложить в своих странах, да и рентабельность крайне низка. Потому европейцам было выгодно давать деньги российским банкирам, которые после превращали их не в кредиты для промышленности и среднего/малого бизнеса, а в потребительские кредиты, строительство жилья и торговлю.

Отступление кризиса в 2010-2013 годах создало иллюзию благополучия, а дешёвая нефть наполняла бюджет и позволяла удерживать высокий курс рубля по отношению к доллару. Естественно, потребительский рынок был здоровым, и казалось, что так будет вечно.

Население РФ увлеклось инструментом кредитования и впало в такую долговую кабалу, что Госдуме пришлось принимать целый закон о банкротстве физических лиц, который вступил в действие с первого октября сего года. Количество физлиц-банкротов уже подобралось к полумиллионной отметке.

Кредитовать промышленность действительно невыгодно, это:

1. Долго, так как срок возврата денег достаточно продолжителен из-за рентабельности в 5-7% по промышленности;
2. Рискованно, так как проект может прогореть;
3. Противоречит интересам партнёров, которые выделяли «длинные» и дешёвые деньги банкам России, и рыночной логике.

Третий и четвёртый пункты стоит объяснить особо. Западные партнёры заинтересованы в дальнейшем наращивании своей доли на рынке России, желательно за счёт чистого экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью в РФ без какой-либо локализации производства. Однако локализацию пришлось проводить: это доказывает пример того же автопрома. В возникновении в России своей промышленности Запад не заинтересован, потому финансы выделяются для открытия производств или наращивания объёма выпуска продукции тех предприятий, которые прямо или опосредованно связаны с западным капиталом.

Рыночная логика же утверждает, что мир глобален, движение товаров, капиталов и рабочей силы должны быть свободными и ограничение их является недопустимым. А коли так, то зачем заморачиваться с выделением денег и финансированием строительства того, что не столь выгодно по сравнению с импортом и может быть заменено иным импортом в случае санкций. Потому политика импортозамещения за исключением редких успехов вылилась в замещение одного импорта другим или и вовсе провалилась.

Чиновничество, сросшееся с олигархией или являющееся ею изначально, занимается лоббированием иностранных и своих шкурных интересов: в Подмосковье чиновники продвигают интересы французского торгового капитала, открывающего супермаркеты «Атак» на месте мелких рынков, сын Генпрокурора Чайки, например, выиграл солидный 15-летний контракт на вывоз мусора из Москвы, Аркадий Ротенберг получил аэропорт «Шереметьево».

Банкиры в лице «Альфа-Банка» заняты банкротством одного из подразделений «Уралвагонзавода». Сбербанк в июле обанкротил «Кировский машзавод 1 мая», сейчас банкротит три завода «Мечела».

Госкорпорации также живут своей жизнью: весь авиапарк обанкротившегося «Трансаэро» получил «Аэрофлот», самолётам которого достались маршруты разорившегося авиаперевозчика, а 90% 12-миллиардной кредиторской задолженности «Трансаэро» будет выплачивать государственный банк ВТБ. Таким образом, «Аэрофлот» приватизирует прибыль, а государство национализирует убыток. Подобная политика была во время первой волны кризиса в 2008-2009 гг., когда государство спасло алюминиевого олигарха Олега Дерипаску, но не пожелало взять под контроль контрольный пакет акций его холдинга «Русал», так как занималось защитой не государственных, а корпоративно-олигархических интересов.

Были и обратные случаи, например, когда «Газпром» купил за 1 долл. газотранспортную систему Киргизии с задолженностью в 30 млн долл., однако тогда это приобретение было продиктовано исключительно политическими мотивами. Газпром же утверждал, что им «Кыргызгаз» не нужен.

Это свидетельствует о том, что финансовый и торговый капитал в России превалируют над промышленным, и государство по мере погружения России в кризис будет всё больше и больше обслуживать интересы торгово-финансовой олигархии.

Сама же олигархия не заинтересована в развитии промышленности: куда выгоднее для неё замирение с Западом и жизнь по привычной схеме эксплуатации сырьевого сектора и ростовщичества на западные деньги. Потому и блокируются любые экономические инициативы и программы Сергея Глазьева: просто изменение текущей экономической политики противоречит интересам правящего класса.

Сам же Сергей Юрьевич, хоть и является критиком существующей системы, но встроен в неё, что приводит к безуспешным апелляциям к президенту и здравому смыслу, которые, как, по всей видимости, полагает Глазьев, должны сподвигнуть элиты к реформам. Однако элитам выгодна текущая экономическая модель, и никакой инстинкт самосохранения не заставит их изменить подход к хозяйствованию. Наоборот, желая быть частью капиталистического мира, инстинкт самосохранения толкает правящий класс России к заключению перемирия с Западом. Именно потому и конфликты на постсоветском пространстве не разрешаются, а замораживаются, что выливается в различные договорённости Москвы с Вашингтоном и Берлином. Россия не собирается пересматривать основы существующего миропорядка: она все лишь пытается сохранить в нём своё место и защитить Крым как своё приобретение, но не переформатировать мир под себя. Аналогичный подход и в экономической политике: ограничения на вывод капитала из страны, каким бы оно ни было полезным для промышленности, не будет: олигархия в этом не заинтересована и рвать экономические связи с Западом не собирается.

Кризис в России — это не время для поддержки промышленности, а удачный момент растаскивания по частям госсобственности путём её обанкрочивания, лоббирования приватизации и сращивания с иностранным капиталом.

Однако ключевая проблема в том, что экономические интересы олигархии противоречат интересам народа России и не смогут обеспечить его выживание, а России — развитие.

Стало быть, текущая экономическая политика будет длиться ровно до тех пор, пока или промышленный капитал не усилится, что маловероятно в силу его слабости и кризиса, либо пока запас прочности страны не будет проеден до основания, а внутренние рынки — сданы иностранному капиталу.

И до дна кризиса нам очень далеко.

Источник

Tags: Россия, экономика, экономический кризис
Subscribe
promo izborskiy_club november 21, 2016 22:00 1
Buy for 20 tokens
В Севастополе открылось региональное отделение Изборского клуба. В рамках сообщества интеллектуальные элиты страны оказывают огромное влияние на формирование патриотически ориентированной государственной политики во всех сферах. Теперь их деятельность расширилась ещё на один регион. Более 30…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments