izborskiy_club (izborskiy_club) wrote,
izborskiy_club
izborskiy_club

Category:

Текущие доктрины применения ядерного оружия и возможности по их воздействию на цивилизацию.


Алексей Анпилогов, специально для «Изборского Клуба»

В настоящий момент времени, по состоянию на 2015 год, в так называемый «мировой ядерный клуб» входят следующие страны (в скобках — год первого официального испытания ядерного оружия): США (1945 год), Россия (изначально Советский Союз, 1949 год), Великобритания (1952), Франция (1960), Китай (1964), Индия (1974), Пакистан (1998) и КНДР (2006). Также имеющим ядерное оружие традиционно считается Израиль, который, тем не менее, отрицает своё участие в уже закрытой ядерной программе ЮАР, в рамках которой Израиль, скорее всего, и получил возможность испытать свой собственный ядерный заряд, во время неофициального ядерного взрыва на южноафриканском острове Буве, в сентябре 1979 года.

Кроме того, в рамках рассказа об истории распространения ядерного оружия надо указать и на то, что первый, теперь признанный практически официально индийский ядерный взрыв, осуществлённый в 1974 году и носивший кодовое название «Улыбающийся Будда», вплоть до испытания Пакистаном своих ядерных боезарядов в 1998 году, не признавался Индией в качестве ядерного испытания. В то же время, после выходе ядерной программы Пакистана на финальную стадию (первый оружейный плутоний был получен Пакистаном в 1995 году), Индия в нереально сжатые сроки «провела» работы по ядерной тематике, фактически лишь выведя «из тени» свои собственные двадцатилетние разработки ядерного оружия и даже успела осуществить собственные ядерные взрывы раньше пакистанских (11-14 мая 1998 — серия ядерных испытаний в Индии, 28-30 мая — аналогичная серия испытаний в Пакистане). Похожая ситуация сложилась и при старте ядерной программы КНДР — страна, фактически проведя первые испытания в 2006 году, признала себя обладателем ядерного оружия, причём сразу на уровне Конституции, только в 2012 году.


Индийские ракеты выглядят пока смешно, но это отнюдь не влияет на их разрушительную мощь.

Кроме официальных членов ядерного клуба и Израиля, к числу стран с «предпороговыми» технологиями по разработке и созданию ядерного оружия, можно отнести Иран и Мьянму (Бирму), которые, судя по всему, в настоящее время уже критически близки к созданию собственных ядерных арсеналов. В добавок к этому, в различные периоды времени к созданию собственного ядерного оружия были достаточно близки Алжир, Аргентина, Бразилия, Египет, Испания, Ливия, Мексика, Румыния, Сирия, Саудовская Аравия, Тайвань, Швейцария, Югославия и Южная Корея.
Все эти факты свидетельствуют о том, что Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который был разработан Комитетом ООН по разоружению в 1968 году и с тех пор был официально подписан более, чем 170 странами-участницами, так и не остановил распространение ядерного оружия по миру.

Достаточно сказать, что ДНЯО не подписали именно «молодые» ядерные державы, впоследствии весьма быстро получившие своё собственное ядерное оружие — Израиль, Индия и Пакистан. КНДР же своё подписание договора дезавуировала ещё до официального объявления о создании ядерного оружия. Ираном, Сирией и Мьянмой данный Договор подписан и до сих пор, но масса косвенных фактов свидетельствует о том, что работы над ядерным оружием в этих странах по-прежнему ведуться.

Кроме того, резкие изменения политической и экономической обстановки в той или иной стране могут фактически менять отношение национальной элиты к вопросам создания собственного ядерного оружия. Так, например, Украина, несмотря на передачу по Будапештскому меморандуму 1994 года своей части ядерного арсенала СССР, после событий вооружённого переворота в Киеве в феврале 2014 года и последовавшего гражданского конфликта на Донбассе, вернулась к вопросу создания своего собственного ядерного оружия. Вызывает опасения и судьба Сирии, чьи начальные разработки по ядерному оружию, как и специалисты, вполне могут попасть в руки таких радикальных исламистских группировок, как ИГИЛ, в случае возможного падения режима Башера Асада.

Все эти факты говорят нам о фактическом крахе режима нераспространения ядерного оружия, который был центральной идеей оригинального Договора о нераспространении. И, безусловно, ставит на повестку дня самые различные концепции применения ядерного оружия, значительно отличающиеся от доктрин двух основных его владельцев — США и России.

Официальные доктрины США и России чётко регламентируют цели и способы применения ядерного оружия — как стратегического, так и тактического. Декларируемая сторонами практика применения данных видов вооружений предполагает нанесение ядерного удара по командным центрам и вооружённым силам противника в случае прямой агрессии или «угрозы национальной безопасности». В годы Холодной войны, особенно в период так называемой «разрядки» 1970-х-1980-х годов СССР, а впоследствии и Россия даже внесли в одностороннем порядке в военную доктрину прямой отказ от первоначального применения ядерного оружия, отстаивая, как пограничную, концепцию так называемого «ответно-встречного» ядерного удара. Однако, уже последняя редакция ядерной доктрины России, принятая в декабре 2014 года, вернула вопрос использования ядерного оружия в плоскость, характерную для начального периода Холодной войны и в которой ядерная доктрина США находилась всё это время, начиная с момента ядерных ударов по Хиросиме и Нагасаки. В новой российской ядерной доктрине явным образом сказано, что «ядерное оружие может быть применено в ответ на атаку с использованием ядерного потенциала или других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».


Так выглядит «ядерный чемоданчик» в версии США. Российский аналог столь же компактен.

При этом окончательное решение о применении ядерного оружия, по оценке совокупности всех действующих факторов агрессии, оставлено в ведении президента России, не получив чёткого и однозначного определения в тексте доктрины.

Не оглашается и список целей для применения стратегического, а тем более — тактического ядерного оружия, что является обычной практикой для всех стран-участниц «ядерного клуба».
Таким образом, даже на уровне ядерных доктрин, современный мир, даже без учёта «серой зоны» молодых ядерных держав, уже находится в состоянии гораздо менее стабильном, нежели период 1970-х-1980-х годов. Существование современного мира и, шире того, человеческой цивилизации в настоящий момент истории находится в гораздо большей опасности, нежели даже в период 1945-1991 годов, когда две сверхдержавы обеспечивали баланс сил в мире.

В современном нам мире по-прежнему присутствует существенный дисбаланс между ядерными арсеналами двух сверхдержав периода Холодной войны (США и СССР-Россией) и всеми остальными членами «ядерного клуба», что всё-таки определённым образом нивелирует возможности по нанесении неприемлемого ущерба существующей системе международных отношений.

На сегодняшний день ядерные арсеналы членов «ядерного клуба» оцениваются следующими цифрами, как это определено международными договорами для случая СССР и США или же экспертными оценками, как для случая остальных стран:

Страна Активные боезаряды Всего боезарядов
США 2 104 7 315
Россия 1 603 8 000
Франция 290 300
Китай 250 400
Великобритания 160 225
Пакистан 100 120
Индия 90 110
Израиль 80 200
КНДР 5 10


Как видно из приведенной таблицы, потенциал остальных членов ядерного клуба, не сравним даже с отдельным потенциалом США или России, как по количеству активных боезарядов, так и, тем более, по общему количеству ядерных боезарядов, не установленных на находящиеся на боевом дежурстве носители.

В силу этого, нанесение массового ядерного удара со стороны даже кого-либо из членов «ядерного клуба» по двум ведущим ядерным державам маловероятно: ответный ядерный удар просто сметёт агрессора с лица Земли, а урон от применения 30-40 ядерных зарядов, учитывая развёрнутые системы ПРО у современных США и СССР, не приведёт даже к уничтожению системы государственной власти в этих двух странах. Скорее всего, в крайнем случае, при применении ядерного оружия кем-либо в мире, кроме США и России, речь будет идти о потере для страны, подвергшейся агрессии, двух-трёх крупных городов, которые пока не защищены, в отличии от Москвы, системой ПРО, способной задержать такого рода атаку.

При воздушном ядерном взрыве мощностью в одну мегатонну тротилового эквивалента (1 Мт) зона полных разрушений (98% погибших) имеет радиус около 3,6 км, сильных и средних разрушений — 7,5 км. Уже на расстоянии в 10 км гибнет лишь 5% населения (впрочем, 45% получают травмы разной степени тяжести). Иными словами, площадь «катастрофического» поражения при мегатонном ядерном взрыве составляет 176,5 квадратных километра (примерная площадь Кирова, Сочи и Набережных Челнов; для сравнения — площадь Москвы в пределах МКАД — 1090 квадратных километров). Большая часть нынешних термоядерных боеприпасов, даже в распоряжении ведущих ядерных держав, имеет меньшую мощность — стандартные боеголовки в распоряжении России и США имеют мощность в 150-300 кт. Программы создания боеголовок повышенной мощности, начатые в США в 1980-х годах и предназначенных для разрушения бункеров, были свёрнуты и не продолжены и до сих пор, поскольку улучшенные системы наведения ядерных боеголовок позволили уменьшить мощность ядерного заряда при сохранении поражающего эффекта по цели, определяемого более низким значением кругового вероятностного отклонения (КВО). То есть, достаточно затратное наращивание мощности ядерного боезаряда, которое и может нанести значительный ущерб такой распределённой цели, как современный город, было заменено на повышение точности попадания, что и позволило обеспечить гарантированное уничтожение такой точечной и защищённой цели, как командный бункер или шахта МБР. Нынешняя концепция «ядерного сдерживания» уже не подразумевает использования боеприпасов мощностью в 1-2 Мт, как это было в 1960-е годы. Сегодняшние системы наведения и маневрирования боевых блоков позволяют добиться гораздо более низкого КВО, что позволило, одновременно с этим, значительно снизить мощность ядерного боезаряда, до значения в 100-150 кт тротилового эквивалента.


Десяток боеголовок под обтекателем одной ракеты навсегда поменял доктрину применения ядерного оружие. «Лучше меньше, лучше точнее, но лучше — побольше»

Ядерное оружие из «убийцы городов» в целом превратилось в «уничтожитель бункеров и шахт» и позволяет военным вести войну друг с другом, а не с мирным населением противника. Конечно, заряд мощностью в 150-300 кт по-прежнему достаточно опасен даже для города (радиус зоны сплошных разрушений пропорционален кубическому корню мощности боеприпаса, что сводит, зону сплошных разрушений к 2,5-3 километрам), однако масса сопутствующих факторов (рельеф местности, погода, городская застройка) обычно ограничивают сплошную зону поражения даже для высотного ядерного взрыва.

Иными словами, с учётом нынешней специфики своих арсеналов, Россия и США могут совместными усилиями превратить в зону сплошных разрушений, вплоть до средних включительно, страну размером с Францию, но никак не весь мир. Для остальных ядерных держав, в случае применения ими их ядерных арсеналов, даже такой вариант событий невероятен — так, судя по магнитуде проведенных взрывов, в распоряжении Пакистана, Индии, КНДР и Израиля находятся ядерные боезаряды мощность всего в 10-40 кт, а зарядами мощностью в 150-300 кт, которые являются стандартными арсеналов для России и США обладают лишь Франция, Великобритания и Китай.


«Медленно ракеты уплывают вдаль...» в северокорейском варианте.

Исторически же испытания боеприпасов мегатонного класса, пусть и снятыми с вооружения сейчас, занимались лишь СССР и США.

Стоит сказать однако, что при таком, гораздо более прицельном «огне» и с использованием существующих арсеналов, США, даже после разрушения ключевых объектов, обеспечивающих ответный удар (командные пункты, узлы связи, ракетные шахты, аэродромы стратегической авиации и так далее), могут фактически полностью и сразу уничтожить практически всё городское население РФ (в России 1097 городов и около 200 «негородских» поселений с численностью населения больше 10 тыс. человек); погибнет и значительная часть сельского населения (в основном, из-за высокоактивных «быстрых» радиоактивных осадков). Довольно очевидные и то, что косвенные эффекты — болезни, голод, анархия, в короткие сроки уничтожат значительную часть выживших.

Ядерная же атака РФ даже в самом «оптимистическом» варианте будет намного менее эффективной — население США более чем вдвое многочисленней, гораздо более рассредоточено за пределами компактных городских агломераций (широко известная «цивилизация пригородов» - suburbia), Америка обладает заметно большей «эффективной» (то есть, сколько-нибудь освоенной, населённой и пригодной для жизни) территорией, более мягким для выживания климатом. Тем не менее, ядерного залпа России с лихвой хватит, чтобы довести противника до центральноафриканского состояния — при условии, что основная часть её ядерного арсенала не будет уничтожена превентивным ударом.

Естественно, все эти расчёты исходят из варианта неожиданной атаки, без возможности предпринять какие-либо меры по снижению ущерба (эвакуация населения, использование убежищ и системы ПРО). В случае использования таких технологий уменьшения ущерба, даже при нанесении целенаправленного удара по городам, потери будут кратно меньше. Иными словами, две ключевые ядерные державы, обладающие подавляющей долей атомного оружия, способны практически стереть с лица Земли друг друга, но не человечество, и, тем более, биосферу. Фактически, для почти полного уничтожения только человечества потребуется не менее 100 000 боеголовок мегатонного класса — то есть, как минимум, на два порядка больше по количеству от имеющегося сейчас совокупного арсенала всех стран «ядерного клуба» и на порядок больше по мощности отдельного ядерного заряда, типичного для современных арсеналов.


Возможно ли пробудить вулкан с помощью ядерного взрыва?

Однако, кроме данного вида «классического» ядерного нападения, нацеленного на прямое уничтожение мирного населения противника и подрыв его промышленного и государственного потенциала, в популярной прессе часто разбирались концепции так называемого «климатического», «тектонического» и «вулканического» применения ядерного оружия. Эти концепции взаимосвязаны и спекулируют на темах использования ядерного оружия для инициации различных природных явлений (землетрясения, извержения вулканов, цунами) для уничтожения вооружённых сил, инфраструктуры и мирного населения противника.

Рассмотрим их подробнее — и отделим зёрна истины от плевел заблуждения и предрассудков.

Продолжение следует

Tags: Алексей Анпилогов, военная доктрина, ядерное оружие
Subscribe
promo izborskiy_club november 21, 2016 22:00 1
Buy for 20 tokens
В Севастополе открылось региональное отделение Изборского клуба. В рамках сообщества интеллектуальные элиты страны оказывают огромное влияние на формирование патриотически ориентированной государственной политики во всех сферах. Теперь их деятельность расширилась ещё на один регион. Более 30…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →